Image default
Общество

«Обсудить труп за обедом бывает полезно». Следователи разрушили мифы о своей работе

Следователи рассказали, о чем врут сериалы про полицию

,

Пока в сериалах следователи до утра расследуют новое убийство, всегда готовы выстрелить в воздух и обедают бутербродами или пончиками с кофе, российские полицейские носят на работу домашнюю еду в контейнерах, избегают романов с коллегами и крайне редко применяют оружие. Ко Дню сотрудника органов следствия РФ вместе со следователями «Газета.Ru» рассказала, чем реальная жизнь следователей отличается от «ментовских» сериалов.

Все подозреваемые «раскалываются» сразу после поимки

Игорь Трофимов, старший следователь:

– В кино и сериалах подозреваемые чаще всего сознаются во всем практически сразу, ведь фильм или серия должны когда-нибудь закончиться. В жизни так не бывает практически никогда. То, как быстро подозреваемый или обвиняемый сознается, зависит от умения следователя находить контакт, ведь все задержанные совершенно разные.

Когда-то я работал с ОПГ, которая «разводила» пожилых людей на деньги, звоня и говоря, что-то в духе «ваш сын попал в беду». Так вот их организатор не давал показания до последнего. Другой член банды – бывалый «сиделец» – согласился сотрудничать, выставив условие перевести его в «бутырку». Третий из них – совсем неопытный – сначала ничего не рассказывал, а потом после долгого допроса следователя признался во всем, сдав всю схему и назвав все имена. Но в каждом конкретном случае это было не быстро. Чтобы понять, как работать с тем или иным задержанным, кого из них можно «расколоть», а кто будет молчать до конца – нужно вести с ним долгие беседы и искать тот рычаг давления, который подойдет именно к нему.

Особенно сложно с опытными преступниками, ведь они умело обходят неудобные вопросы, часто знают, какие показания дать, чтобы это было выгодно именно им. Некоторым и вовсе нравится водить следствие за нос, чтобы мы искали несоответствия и разбивали их версии.

Cложно следователям бывает и с пострадавшими. Некоторым, например, стыдно признаваться в каких-то деталях, что сильно мешает расследованию. Свидетели, порой, говорят неправду, потому что боятся стать фигурантами как соучастники, даже если ничего для этого не сделали. К ним найти подход тоже необходимо.

«Ментовская» романтика

Елена Фокина, следователь по особо важным делам:

– Считается, что наша служба не только опасна и трудна, но и романтична. В кино ты, скажем, посреди ночи едешь на вызов, а потом вы вместе с коллегами до утра думаете за кофе или чем-то покрепче, как поймать преступника. И вот вас неожиданно озаряет гениальный план. Дальше перестрелки, сложное задержание, пуля в плечо и переживающая любимая, как любят киношники, – начальница отдела, которая дежурит у кровати и сообщает, что у тебя теперь новые звезды на погонах. Но в жизнь эти сюжеты, конечно, мало попадают.

Для начала, на нашей работе запрещены служебные романы и, в частности, родственные связи по типу муж-жена, когда, например, муж начальник, а жена – подчиненная. Да и в целом работа следователя, как и любого сотрудника полиции, – объемный и трудоемкий процесс. Конечно, посреди ночи из дома, как в кино, тебя никто не выдернет, для этого есть дежурная следственно-оперативная группа – СОГ, но, если вышло так, что в этот раз в составе группы именно ты, есть огромная вероятность после ночного выезда весь следующий день заниматься следствием, изучением материалов дела или арестом. И это скорее неприятно, чем романтично.

Часто, кстати, потерпевшие, насмотревшись фильмов, просят нас использовать методы расследования, которые они видели на экране, а нам приходится объяснять, что так не бывает. Когда-то один потерпевший рассказывал нам про вымышленное экспертное подразделение из кино, прося, как они, отследить по компьютеру, с какого телефона звонил мошенник, где он и на какой счет ушли деньги. Кончено, это невозможно.

Читать также:
Главу МЧС по Кубани подозревают во взятке. Его задержали в гостинице около Сочи

Допросы в фильмах тоже часто очень красивые – там психологическое противостояние, манипуляции, напряжение. В жизни же тебе иногда приходится убирать все острые и тяжелые предметы, прежде чем пригласить в кабинет человека даже не на допрос, а на обыкновенную беседу – ведь реакции бывают непредсказуемыми.

Полицейские постоянно говорят о работе

Николай Андрейчук, следователь следственного отдела:

– Когда ты сотрудник следствия и встречаешься с коллегой или просто другом, автоматически переходишь на рабочие темы, даже не замечая. Конечно, все зависит от конкретного человека, но мне кажется, что в нашем деле даже легкая профдеформация практически неизбежна, особенно, когда работаешь с «уголовкой». Ты просто заводишь об этом разговор в любое время дня и ночи.

Многие, кстати, удивляются, что в сериалах часто показывают, как сотрудники обсуждают дела даже во время еды. Это тоже правда. Обсудить очередной труп за обедом бывает полезно, так как можно узнать для себя что-то новое, понять, что еще может ожидать в работе. И чем дольше ты в деле, тем меньше дискомфорта от этих тем. В общем, о трупах мы или нет – мне аппетит не портит. Как и большинству моих коллег. Но тем, кто с этим непосредственно не сталкивается, конечно, может быть неприятно. Даже если речь о тех же следователях, но уже из других отделов.

И, кстати, на обед мы предпочитаем не чай с бутербродами, как в российских сериалах, или кофе с пончиками, как в американских фильмах, а обычную домашнюю еду. Большинство сотрудников носит ее с собой в контейнере. Бывает, конечно, что и кофе растворимый с бутербродом перекусишь, но это скорее исключение.

Сотрудник всегда вооружен и может использовать пистолет, когда захочет

Айза Гурамова, следователь:

– Есть распространенное мнение о том, что полицейские всегда носят при себе оружие и могут воспользоваться им в любой момент. В сериалах правоохранители, прогуливаясь по улице, часто могут неожиданно увидеть преступление, вытащить пистолет и начать преследование, стреляя в воздух. В жизни такое не пройдет.

Дело в том, что российская полиция в правовом плане защищена, когда дело касается огнестрельного оружия, очень слабо. Поэтому практически каждый сотрудник боится его использовать и не будет этого делать до последнего, пока полностью не будет уверен в правильности своих действий.

В моей практике служебное оружие применяли 2 раза.

Один раз жулик пытался завладеть огнестрельным оружием «гаишника» и начал убегать, а тот пальнул в воздух и задержал жулика. Во втором случае преступник нападал с револьвером и гранатой, следом он был убит.

Ну и, конечно, следователи не носят с собой оружие постоянно. Мы получаем его при заступлении на суточное дежурство или для проведения стрельб.

Сюда же, кстати, относится мнение о том, что, если на улице к вам подошел человек, представившись полицейским, но на нем нет формы – с ним не нужно даже разговаривать. Однако это не так. Следователям разрешено прибывать на службу в гражданской форме, но при этом она должна быть строго в официальном и деловом стиле. Форму сотрудники должны надевать обязательно только когда заступают на суточное дежурство, когда проходят какие-то важные совещания или мероприятия, тревога.

Поэтому, сериалы и фильмы – конечно, замечательно, но верить им от начала и до конца все-таки не стоит.

Похожие записи

В Национальной картинной галерее в Сухуме при пожаре сгорели тысячи картин

admin

«Я тебе отрежу гениталии»: в Барвихе напали на 13-летнего сына главы ФПБК Виталия Бородина

admin

Хрущев и Кеннеди спасли мир. Ждать ли ядерной войны завтра?

admin